02.01.2017

Триединство Бога в Новом Завете

Вудро Уидден
      Триединство Бога. Здесь мы сталкиваемся с одной из глубочайших тайн, касающихся Бога. Хотя в человеческой жизни мы находим примеры прочных союзов, связывающих отдельные личности (брак, дружба, команда и т. д.), идея, лежащая в основе тринитарного понимания Бога, гораздо глубже. Где искать самое убедительное свидетельство тому, что Божество не просто унитарно, но представляет собой единство трех Божественных Личностей?

    
       Возможно, ключ к пониманию подобного Божественного триединства находится в знаменитом евангельском поручении Христа Церкви, в крещальной формуле: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28:19). Пожалуйста, обратите внимание, здесь автор говорит, что три представителя Божества имеют «имя» (единственное, а не множественное число), однозначно указывая на то, что Они суть одно целое по Своей природе и личностным характеристикам. В Библии концепция «имени» включает в себя природу или характер. В данном случае Писание предполагает, что Святая Троица имеет одно имя, обладая общим характером.
Этот стих вместе с 2 Кор. 13:14 представляет поразительное откровение о жизни ранней апостольской Церкви. Отрывки, содержащие приветствия апостолов и принадлежащую Самому Христу формулу посвящения (крещения) в члены Божьей семьи, имеют тройную структуру. И приветствия, и слова Христа предполагают единство трех великих Личностей, Которые заняты искупительной деятельностью и руководят жизнью Церкви.

      Другое интересное свидетельство единства Божества обусловлено фактом присутствия Троицы во время крещения Иисуса. Обратите внимание на Мф. 3:16 и 17: «И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, - и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение».
       По-настоящему знаменательно в этом событии то, что в начале общественного служения Христа присутствуют все три представителя Небесной Троицы. Только что крещеный Иисус стоит на берегу Иордана, Дух сходит на Него в виде голубя, а Отец с небес прилюдно произносит слова Божественного одобрения и признания. Эта сцена ярко изображает единство замысла, преследуемого Божеством. Более того, она ясно вводит разграничение между Божественными Личностями. Матфей представляет Сына и Духа не просто другими проявлениями или персонификациями Отца, но отдельными Личностями, находящимися во взаимодействии с Отцом. В то же время Они являют единство замысла и характера во всем, делая акцент на спасительной миссии Сына.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями!

У Вас есть вопрос? Есть пожелание, замечание или предложение? Напишите нам прямо сейчас!

Имя

Электронная почта *

Сообщение *